Наука нуждается в научном подходе

21 апреля 2016

С 20 по 22 апреля в Высшей Школе Экономики проходила конференция «Новые механизмы развития научных исследований и технологических разработок». Спикеры из России и зарубежных стран делились опытом и идеями во вопросам интенсификации научных разработок.

Так, Сьюзан Шниганс из Юнеско рассказала о резком росте объема научных исследований за последние годы. По ее словам, в 2007-2013 году исследования даже опережали рост мировой экономики (она выросла на 20%, а расходы на НИОКР - 30%). Кризис этому не мешает - в развитых странах сокращение госрасходов на науку компенсируется вложениями бизнеса. Компании стали более мобильные, они размещают исследовательские центры за рубежом. Особенный упор делается на развитие так называемых «зеленых технологий» - за ними будущее нашего мира.

По словам Сьюзан Шниганс, научным лидером постепенно становится Китай - он уже обогнал США по числу публикаций и вкладывает в мировую науку больше, чем в мировой ВВП. При этом наибольший рост бизнес-расходов на НИОКР тоже в Китае. Китайские власти даже обеспокоены серьезными вложениями и перекосом - в КНР на фундаментальную науку уходит не так уж и много денег.

Помимо Китая, вперед вырвалась и Южная Корея. Страна проходит своего рода «культурную революцию», поскольку ее модель развития больше не соответствует глобальным рынками. Она подняла уровень финансирования фундаментальной науки с 13 до 18% от общих расходов и даже создает собственную Силиконовую долину (от себя добавим, что на сегодняшний день в Южной Корее регистрируется больше научных патентов, чем во всех странах Южной Америки вместе взятых).

В целом же, как отмечает Сьюзан Шниганс, 10 стран аккумулируют 89% всех PhD в науке и инженерии. России, к сожалению, в этой десятке нет.

По словам Дирка Майснера из НИУ ВШЭ, компании должны более активно заниматься инновациями. Для них это и есть фактическая модернизация. Однако нужно понимать, что инновации иногда воспринимаются негативно - как перемены, угрозы, сопротивление. И с этой точки зрения нужно не обсуждать наличие проблем и фиксироваться на них, а рассматривать все сложности как возможности для роста.

Для понимания таких возможностей нужно изучить опыт других стран и имеющиеся на сегодняшний день массивы данных. Помочь разобраться с этим может Организация экономического сотрудничества и развития - представляющий ее Майкл Кинан презентовал т.н. Платформу по инновационной политике ОЭСР, позволяющую оперативно найти данные или даже отдельные публикации по вопросам инноваций, а также ознакомиться с обзорами отдельных стран.

Николас Вонортас, представляющий американский Университет Джорджа Вашингтона, рассказал о развитии т.н. «предпринимательских экосистем» - кластеров развития, своего рода групп динамичных акторов, существующих в системе социоэкономических институтов. Экосистема дает все возможности для развития компаний, и г-н Вонортас привел примеры таких систем (например, в Бразилии). По его словам, центрами систем являются университеты.

Еще один представитель ОЭСР Дирк Пилат рассказал о влиянии инноваций на развитие ВВП. По его словам, проблема России в том, что в ней значительную долю финансирования R&D составляют государственные средства, тогда как доля частных инвесторов сравнительно невелика. Кроме того он призывал уделить особое внимание правильному воспитанию молодежи. По словам господина Пилата, у новых поколений нужно развивать навыки, необходимые для жизни в высокотехнологичном обществе. И не только для инновационного развития общества - сами навыки способствуют элементарному развитию человеческого сознания. Кроме того, утверждает Дирк Пилат, государство должно всячески улучшать среду, в которой развиваются новые поколения, а также снимать различные искусственные барьеры (например гендерные).

Юта Гюнтер из немецкого университета Бремена поделилась весьма опытом Германии по преодолению экономического кризиса. По ее словам, в период трудностей государство должно не тотально сокращать бюджет на R&D, а наоборот выделять деньги на исследовательскую деятельность в мелких и средних предприятий. Таким образом власти стимулируют работу этих компаний, создавая не только прямой эффект (поддержка рабочих мест, продолжение инновационной деятельности), но и мультиплицированный. Так, по ее словам, 1 евро, потраченный на R&D в малом и среднем бизнесе, дает более чем двукратную прибыль. В целом на пике кризиса Германия направила в эту отрасль 3,7 миллиарда евро, что, по словам Юры Гюнтер, спасло стране 0,5% ВВП в 2009 году.

Михаил Гершман из НИУ ВШЭ рассказал о взгляде самих ученых и менеджеров на т.н. «эффективный контракт в науке». Судя по опросу, проведенному среди 1,5 тысяч ученых и менеджеров, большая часть людей хочет адекватной зп (лишь 18% людей считал, что им хватает нынешних средств) и чувства уверенности в западном дне. Также исследователи хотят служить обществу и получать от него соответствующее признание. Основные барьеры, которые препятствуют результативности - недостаточность денег и трата слишком большого времени на административную работу. Однако в опросе (и это, на наш взгляд, было одной из его самых сильных сторон) многое зависело от типа организации, которую представляли исследователи или менеджеры. Так, сотрудники институтов РАН больше были озабочены износом фондом и фондом заработной платы, тогда как в национальных исследовательских центрах - чрезмерной бумажной волокитой и административной загруженностью исследователей.

Еще один представитель НИУ ВШЭ Константин Фурсов рассказал о результатах деятельности научных организаций и их оценках. Грустно, но факт - несмотря на увеличение финансирования российской науки, ее доля в мире остается низкой. Правительство пыталось понять причины и оценивать эффективность финансируемых институтов, но до недавнего времени эти действия были сравнительно безуспешными. Одной из причин являлся формальный характер подходов - федеральные ведомства стремились сохранить свои организации, поэтому исключали возможности глубокого экспертного анализа данных структур.

С ноября 2013 года правительство изменило подход. Его отличительной особенностью стал междисциплинарный характер, использование базы данных, изменение сроков сбора и анализа данных. К тому же в отношении структур стал применяться не только количественный, но и глубокий экспертный анализ. Фактически все институты поделили на три референтные группы по типу основной деятельности - генерация знаний, развитие технологий (прикладная работа) и оказание услуг. Соответственно, первые оценивались исходя из объема публикаций, вторые - исходя из разработки технологий (количества выпущенной конструкторской документации, дизайн-проектов и т.п.) третьи - по объему денег, которые они получили от продажи услуг (настройка оборудования, контрактных исследований). Безусловно, это не означало, что одна организация должна заниматься только одной сферой деятельности.

Источник: Портал "Стратегия научно-технологического развития России"

Теги: ВШЭ Юта Гюнтер