Григорий Трубников: О важности изучения ландшафта научных инфраструктур

16 июня 2016

Григорий Трубников, член-корреспондент РАН, вице-директор Объединенного института ядерных исследований

– Григорий Владимирович, добрый вечер! Скажите, что, на Ваш взгляд, необходимо изменить в инфраструктуре отечественной науки, чтобы она соответствовала новым веяниям времени?

– Начнем с того, что есть само понятие «научная инфраструктура». Существуют несколько типов научных и исследовательских инфраструктур и в мире, и у нас в стране. Есть уникальные стенды и установки – это большие уникальные приборы, экспериментальные установки, которые, как правило, существуют в единственном экземпляре, на которых можно проводить уникальные исследования и разработки.

Есть центры коллективного пользования – это обычно серийное оборудование, которое либо разработано и коммерчески доступно, либо, например, один из институтов или научных организаций может его произвести в нескольких экземплярах. И на этих установках, на этом оборудовании в центре коллективного пользования есть определенная политика доступа пользователей к установке. Пользователи, представляющие различные отрасли, производство и промышленность, экономику, медицину, биологию, могут приехать со своими образцами и, например, используя спектрометры, рефлектометры, другие измерительные анализирующие устройства, провести анализ тех материалов, которые они изучают. Это центры коллективного пользования.

Есть еще мегаустановки – это огромные экспериментальные комплексы или уникальные компьютерные центры, другие научные комплексы. И к исследованиям на таких установках есть интерес не только у отечественных ученых, но и у международного сообщества.

В нашей стране существуют инфраструктуры всех этих типов, и сейчас, пожалуй, самая главная задача на ближайшие годы – проанализировать и составить ландшафт научно-исследовательских установок в нашей стране. И, собственно, для этого и разрабатывается Стратегия НТР.

– А делается сейчас подробный мониторинг инфраструктуры?

– Он делается, конечно. Его нужно делать регулярно, и этот анализ нужен для того, чтобы понимать, каких инфраструктур не хватает, каких установок не хватает. Нужно при анализе смотреть на зарубежные аналоги, на зарубежные научные программы и очень аккуратно, очень внимательно отслеживать, что происходит в этом секторе науки не только у нас, но и за рубежом.

Мир сейчас настолько динамично меняется, и научные направления настолько динамично возникают, что вопрос создания, развития, закрытия инфраструктур – это вещь очень сложная, и только экспертное сообщество вместе с органами власти, с финансирующими организациями, именно вместе могут проводить такой глубокий, серьезный анализ, отслеживать тенденции в науке. То есть каждая серьезная страна ежегодно или раз в два-три года публикует перечень приоритетных направлений в фундаментальных и прикладных исследованиях, которые тоже очень быстро меняются. Особенно науки о жизни – в последнее время это просто какой-то бум. И компьютерные науки, конечно, тоже имеют очень высокий приоритет. Вспомним, скажем, десять лет назад: какое развитие Интернета было в то время, и что мы имеем сейчас.

Поэтому ландшафт научных инфраструктур – это крайне важная вещь, и поэтому важно его изучение, его мониторинг. И вообще говоря, мы должны быстро отвечать на вызовы, которые возникают. Кроме того, конечно, еще один важный параметр, важный критерий к научным инфраструктурам, который тоже должен быть отражен в Стратегии, – это эффективность их использования и эффективность использования ресурсов на их развитие. Конечно, не должно создаваться десять или сто одинаковых установок, которые будут без пользователей. То есть, кроме научных направлений, тенденций фундаментальных, прикладных наук, нужно, конечно, смотреть на потенциальный набор пользователей и на эффективное расходование ресурсов.

– А Вы можете назвать, в каких новых научных сферах наша инфраструктура, грубо говоря, сильно отстает от, например, мирового развития?

– Для этого нужно посмотреть анализ доклада, скажем, на сайте Центра стратегических разработок, где показано, как идет работа над Стратегией. Я бы не стал перечислять сейчас эти направления, но я думаю, что вы можете сами ситуацию проанализировать. Ну, например, зайдя в магазин электроники и бытовой техники, вы с легкостью можете сказать, каких технологий у нас не хватает, просто глядя на производителей техники. Или, к примеру, зайдя в медицинское учреждение и просто посмотрев на медицинское оборудование и на лейблы его производителей. Вы поймете, в каких отраслях мы находимся в хорошем состоянии, а в каких отстаем.

Социум и жизнь вокруг нас – это есть самое правильное отражение того, какие технологии у нас находятся в хорошем состоянии. Скажем, мы запускаем уникальные ракеты и спутники. Наверное, это означает, что с точки зрения космических технологий мы в очень хорошем состоянии.

– На сегодняшнем заседании по развитию инфраструктуры науки и технологий была высказана такая мысль, что сейчас есть разрыв между уровнем компетенции наших разработчиков и спросом рынка. Получается, что от разработчиков мало что зависит. Все-таки само общество еще не настолько привыкло к новым технологиям и не требует новых технологий. Как же тогда должны внедряться инновации?

– Вопрос очень хороший, вопрос серьезный, но я не совсем согласен с Вашим утверждением. Общество, конечно, очень быстро приспосабливается. Вообще жизнь сейчас настолько динамичная и быстрая, что мы вынуждены – если хотим развиваться – быстро приспосабливаться, быстро все изучать. И все то, что появляется хорошее и удобное, – мы ведь осваиваем это быстро, правда? Если появляется что-то несуразное и неудобное, то можно его очень долго пытаться осваивать, но в конце концов откажешься от вещи и возьмешь то, что удобно.

По поводу разрыва между фундаментальной, прикладной наукой и, скажем, инновационными разработками отвечу, что он действительно есть. Но, например, на Западе есть такая статистика: сто проектов из области фундаментальных разработок дают впоследствии десять прикладных проектов и только один инновационный. И, возвращаясь к Вашему вопросу, скажу: общество готово к инновациям, общество будет очень быстро воспринимать все хорошее, что будет появляться. Но чтобы оно появлялось, нужно, на мой взгляд, гораздо больше вкладывать в фундаментальные исследования, в фундаментальные разработки. И это роль не только государства. С точки зрения финансирования государство очень значимо, но крайне важна также роль научного сообщества. Потому что уровень экспертов, приоритеты научных направлений и эффективность работы – за эти показатели отвечает научное сообщество.

Государство формирует систему координат и рамки, кстати, тоже с помощью научного сообщества, а дальше ответственность разделяется. Поэтому неправильно говорить, что только государство виновато в том, что инновации не появляются. Мы все в одной лодке. И поэтому, скажем, в аналитическом докладе нашей группы мы серьезный акцент делаем на то, что фундаментальные исследования и разработки должны финансироваться очень серьезно. И они будут давать выход интересным, прорывным прикладным разработкам, которые, в свою очередь, уже должны софинансироваться и государством, и бизнесом. И уже потом появление инновационных разработок – это в чистом виде дело бизнеса.

– Григорий Владимирович, Вы являетесь представителем ядерной физики. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о том, каков сегодня уровень развития физики в нашей стране.

– Да. Я работаю в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне – это мировой известный центр в области физики высоких энергий и ядерной физики. И, вообще говоря, большинство представителей нашей тематической рабочей группы «Инфраструктура исследований и разработок» – это представители институтов, работающих в области ядерной физики и физики высоких энергий. У нас есть экспертное сообщество, мы работаем в общих экспериментах, у нас есть общие коллаборации. Наше сообщество очень активное, и если вы посмотрите на статистику публикаций и признанных мировых результатов, особенно за последние 15–20 лет, я думаю, что физика будет, скорее всего, на первом месте в России по индикаторам научной активности. И поэтому, я думаю, это не случайно, что таким подобрался состав нашей рабочей группы. Также в группе есть представители биологии, есть представители власти, экономики, а также наших замечательных университетов – Физтеха и МИФИ.

А уровень разработок физики в стране очень высокий – это правда. Наше сообщество держит эту планку. Физики из наших институтов – из Новосибирска, Троицка, Москвы, Санкт-Петербурга, Дубны, Нижнего Новгорода – являются соавторами всех ярких открытий последних лет: и новых сверхтяжелых элементов, и бозона Хиггса, и гравитационных волн. В общем, это очень активное такое научное сообщество, которое в том числе готово и хочет участвовать в разработке Стратегии научно-технического развития России.

– Какое новое прорывное направление для науки может дать физика?

– Какое угодно. Понимаете, чем замечательна фундаментальная наука: ты никогда не знаешь, что ты получишь как сопутствующие результаты твоего основного исследования. Вспомним совершенно замечательный, яркий пример Большого адронного коллайдера в ЦЕРНе. Он дал рождение не только открытию Хиггс-бозона, но он дал рождение современному Интернету, потому что знаменитый «www» такой колоссальный скачок развития получил именно в ЦЕРНе, именно во время строительства Большого адронного коллайдера. Со строительством этой установки и проведением исследований колоссальным образом снизились затраты на оборудование, которое использует сверхпроводники. И сейчас в мире есть, наверное, сотни тысяч магнитно-резонансных томографов, которые используют технологии сверхпроводимости и криогеники, которые развивались активно в том числе в Большом адронном коллайдере.

То есть это и Интернет, это и медицина, и много-много чего еще можно называть. Фундаментальная наука тем и хороша, что вы работаете во имя получения одного открытия, но помимо него вы можете получить массу совершенно неожиданных, фантастических проявлений, в том числе быстро внедряющихся в нашу жизнь и улучшающих ее.

Источник: Портал «Стратегия научно-технологического развития России»

Теги: Стратегия научно-технологического развития России Стратегия НТР наука инфраструктура физика