Ирина Дежина: «От мобильности ученого в большинстве случаев зависит его успешность»

6 апреля 2016

Дежина Ирина Геннадьевна, доктор экономических наук, руководитель группы по научной и промышленной политике «Сколтех».

Мобильность кадров, и в частности кадров научных, достаточно острый вопрос в России: речь идет и о способности перемещаться в пространстве, и об отходе от советской традиции работать всю жизнь на одном месте. Сложившиеся традиции постоянной занятости способны тормозить перспективные начинания, а тем временем именно мобильность в целом ряде профессий обеспечивает более высокую эффективность работы. У мобильных ученых/ исследователей, работающих с компаниями или переходящих в компании, как правило, выше патентная и публикационная активность. В Швеции были исследованы биографии 326 руководителей проектов, которые в 2000-2005 гг. получали гранты Шведского научного фонда, и выяснилось, что за этот период они в среднем дважды меняли место работы, и у наиболее мобильных ученых индекс цитирования оказался выше. Аналогичная зависимость успешности от мобильности отмечена в США, Великобритании, Франции и других развитых странах за исключением Японии, где действовавшая до недавнего времени система пожизненного найма все еще дает о себе знать. Согласно статистике, наиболее мобильны ученые/ исследователи из Дании, Германии, Нидерландов и Израиля, а вот Россия — в группе наименее мобильных, если не сказать «немобильных»: например, из государств БРИК мы самые тяжелые на подъем.

Подобные исследования наглядно демонстрируют, насколько межсекторальная мобильность важна для трансфера знаний, в том числе влияя на общепризнанные и широко обсуждаемые сегодня показатели количества и цитируемости публикаций, индекса Хирша и т.п. Вместе с тем, рассуждая о формальных показателях, следует сделать оговорку, что есть исследования, ставящие под вопрос прямую связь мобильности и продуктивности. Так, если ученый переходит из научной организации в компанию, количество его публикаций снижается, так как в компаниях много закрытых тематик, результаты которых патентуются, а не отражаются в открытой печати. Поэтому если ученый потом опять захочет работать в Академии, недостаточное число публикаций за время работы в индустрии может стать для него проблемой. Но, повторюсь, большинство результатов исследований все же свидетельствуют о пользе мобильности.

Что же касается влияния мобильности на науку в целом, то это явление безусловно позитивное. Мобильность обеспечивает трансфер знаний, благодаря которому наука, собственно, и становится востребованной. То, что создают ученые, быстрее становится известным в компаниях — а значит, имеет больше шансов превратиться в реальные продукты. Тогда общество видит: наука нужна, и ее необходимо поддерживать. Благодаря науке появляются новые лекарства, новые системы безопасности, новые способы облегчить человеческий быт, и она перестает восприниматься как «вещь в себе», с неясной полезностью для общества.

Источник: Центр стратегических разработок

Теги: Россия БРИКС Ирина Дежина мобильность ученых