Из кризиса можно выходить и через науку

11 мая 2016

О необходимости стимулирования НИОКР в малом и среднем бизнесе корреспонденту Портала «Стратегия научно-технологического развития России» рассказала профессор Университета Бремена Юта Гюнтер.

Крупные выживут сами

– Вы утверждаете, что во время кризиса государство должно тратить больше средств на субсидирование научно-технических проектов в малом и среднем бизнесе. Но почему бы не поддерживать исследовательские проекты и в крупных компаниях?

– В странах Западной Европы делают упор именно на поддержке малого и среднего бизнеса, поскольку именно у этих компаний возникают определённые сложности в финансировании научно-исследовательской работы. Им банально не хватает средств, тогда как крупный бизнес всегда найдёт средства для НИОКР из собственных резервов.

– Но если говорить с точки зрения эффективности НИОКР, то разве финансирование исследований в рамках малого и среднего бизнеса не уступает по эффективности вложениям в крупные компании, имеющих куда больше ресурсов (в том числе и интеллектуальных) для выработки новых технологий?

– В немецкой экономике точно не уступает. Там малый и средний бизнес – инновационный по своей сути, а также ориентирован на высокотехнологичные решения. И дабы он мог сохранять такой характер, его нужно поддержать. Это важнейшая часть инновационной индустрии Германии.

– Ну и какие, например, инновации породили эти компании за последние, скажем, 7–10 лет?

– Целый ряд новых решений в электронике, автомобильной индустрии и сопутствующих ей секторах производства. Кроме того, эти компании двигают вперёд сектора, связанные с возобновляемой энергией. Ну и, наконец, они сильны не только в хай-теке – на их счету и инновационные продукты в продовольственной индустрии. Малый и средний бизнес ориентирован не столько на создание продуктов питания для удовлетворения голода, сколько именно на здоровое питание. В текстильной индустрии они создают специальные виды ткани, в частности водонепроницаемые.

Нужна инновационная культура

– Но, опять же, речь идёт о странах с огромной долей частного сектора в экономике, где значительная доля ВВП вырабатывается малым и средним бизнесом...

– Да, конечно.

– А как насчёт России и других государств, где доминирует госсектор? Там эффективны вложения в НИОКР компаний малого и среднего бизнеса?

– Этот рецепт работает только в странах с очень развитой экономикой и с большой долей в ней малых и средних предприятий – например, в той же Германии. Я бы не стала рекомендовать её использование в государствах наподобие России.

– Почему?

– Сначала нужно развить экономику до нужного уровня, пройти путь до такой её структуры, которая сейчас существует в Германии, Франции, Италии. Чтобы компании проводили эффективные научно-исследовательские изыскания, должна быть соответствующая инновационная культура, компании должны быть ориентированы на инновации. В России же, как Вы и сказали, множество больших компаний. Некоторые из них находятся в частичной собственности государства, некоторые – в полной. Часть, конечно, уже приватизирована.

– Вы говорили о некоем эффекте мультипликации, когда одно вложенное в НИОКР малого и среднего бизнеса евро приносит прибыль в 2,1 евро. Опять же, этот эффект работает в России и других странах с большим госсектором экономики?

– Конечно, работает. Правда, я не уверена в точном показателе мультипликации. Он зависит от структуры экономики, от взаимосвязи между поставщиками.
Сама идея мультипликации состоит в том, что я покупаю что-то у продавца, он покупает у другого продавца и так далее по всей цепи поставки. И чем длиннее эта цепь, тем, соответственно, больше эффект мультипликации. Соответственно, в странах Запада эта цепь длинная, отношения между поставщиками налажены, и поэтому эффект мультипликации достаточно высокий. Но мне было бы действительно очень любопытно посчитать, какой он в России, с её несколько иной экономической структурой.

– А вообще есть ли смысл в период кризиса инвестировать средства в страны с большим госсектором экономики или где большая часть ВВП производится именно крупными компаниями? Например, в Мексике?

– Задачей государства в период кризиса является борьба с экономической рецессией. А для этого можно использовать различные схемы. Можно строить новые здания или дороги, тратить средства на стимулирование потребления. А можно вкладываться в НИОКР. И я бы посоветовала последний вариант для всех экономик, которые пытаются вырасти в плане технологий. В том числе и для России. Да, Москва выработала финансовую политику для противодействия кризису, и было бы неплохо вложить какие-то средства в НИОКР в сфере промышленности. Сейчас речь идёт о стабилизации ситуации в краткосрочной перспективе, на период кризиса, однако если в итоге компании начнут производить новую продукцию или улучшат технологии производства, государство получит выгоду от своих вложений и в долгосрочной перспективе – своего рода двойной эффект.

– И какие области инвестиций в НИОКР Вы считаете сейчас наиболее перспективными?

– После всего того, что я услышала на этой прекрасной конференции, мне кажется, мы должны двигаться в сторону чистых технологий, возобновляемой энергии и продуктов, чистых с экологической точки зрения и полезных для здоровья. За этими сферами будущее. И чем больше вы работаете в этих сферах, тем более инновационными вы станете.

Образование создаёт культуру

– Но, опять же, Вы и другие спикеры говорите об экологически чистом топливе, возобновляемых источниках энергии. У них же очень высокая себестоимость. Все эти сферы привлекательны для инвестиций только в том случае, пока высоки цены на традиционные углеводородные энергоносители. Сейчас же эти цены упали. Готовы ли компании и государства продолжать инвестировать в экологические чистые виды топлива?

– Я не считаю что цена на нефть будет находиться на столь низком уровне вечно. Придёт время, когда она снова вырастет, особенно если мы продолжим использовать ископаемое топливо (нефть, газ, уголь). И когда это произойдёт, все снова будут говорить о необходимости развития альтернативных источников энергии.

– А в каких странах сейчас наиболее эффективные вложения в НИОКР? Где они имеют самый большой экономический выхлоп?

– Мне импонирует опыт скандинавских стран.

– Почему?

– Некоторые из этих государств имеют очень высокий показатель ВВП на душу населения, и они могут себе позволить серьёзные инвестиции в НИОКР. Кроме того, у них очень эффективная система образования, поскольку все научно-исследовательские работы реализуют высокообразованные люди, инвестиции в сферу образования получаются очень выгодными. В результате множество молодых людей имеют доступ к высшему образованию, что, в свою очередь, ведёт к инновационному характеру экономики.

– А как обстоят дела в странах Азии?

– Мы видим резкий рост расходов на НИОКР в таких странах, как Китай. Это впечатляет. Да, по показателю расходов на НИОКР в пересчёте на душу населения Китай уступает европейским или другим высокоразвитым государствам, но они постепенно ликвидируют разрыв. Однако их проблема в том, что недостаточно лишь вкладывать деньги в НИОКР – нужно иметь в стране соответствующую культуру предпринимательства, некое креативное сознание у населения. А всё это опять же приходит за счёт правильной системы образования.

– Культура создаётся через образование?

– Отчасти да. Я занимаюсь обучением молодых людей в моём университете и могу сказать, что сейчас мы учим их не только решать проблемы, но и создавать возможности. Будет крайне правильно и выгодно поощрять развитие у следующего поколения предпринимательской активности, стремления рисковать и заниматься креативом. Для того, чтобы мы могли изменить традиционную культуру, заложенную в этих людях, через образовательный процесс.

Источник: Портал «Стратегия научно-технологического развития России»

Теги: Высшая школа экономики Стратегия научно-технологического развития России наука технологии инновации НИОКР малый и средний бизнес образование