«Избыточность – один из ключевых принципов природы»

22 марта 2016

Евгений Крук, проректор по научной и инновационной деятельности Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения

– Евгений Аврамович, как Вы думаете, насколько полезны форсайт-сессии?

– Вы знаете, я в первый раз принимаю участие в такой форсайт-сессии. Я окунулся в атмосферу, в которой происходит попытка совместного творчества. Мне это на самом деле очень интересно и приятно, поэтому я думаю, что это полезная вещь.

– Что сейчас происходит в Вашей области? Какие интересные развития Вы видите в ближайшие годы?

Их очень много. Даже на глобальном уровне. Нам даже трудно провести границу между тем, что уже начало развиваться, и тем, что еще находится только в голове. Если прямо отвечать на ваш вопрос о сегодняшнем интересном, что называется, mainstream, то это для меня, в первую очередь, беспроводные технологии, беспроводные технологии передачи информации. Когда я начинал заниматься связью, передатчик был размером с комнату, приемник – еще больше, а сегодня у нас лежит в кармане устройство, в котором заключены эти самые передатчик и приемник в одном корпусе, которым все мы пользуемся. Это просто обиходная вещь, которой все пользуются, но она основана не только на результатах микроминиатюризации, не только на том, что достигнуты огромные успехи в развитии вычислительной техники, но и на изменении архитектуры, алгоритмов. Произошел огромный прорыв в области создания алгоритмов обработки и передачи информации с привлечением математических методов в такую техническую отрасль, как связь. Еще один «хит» сегодняшнего дня – это облачные технологии. Над ними мы много работаем. Это тоже технологии сегодняшнего дня. Кстати, в том же claud, в облачных технологиях, есть своя проблема, связанная с защитой информации, потому что фактически вы отдаете информацию в общее пользование. Как дать ее так, чтобы по ней не восстановили что-то, чего вы не хотели бы сделать общедоступным? Понять это сегодня – большая задача. Это – сегодня.

– Как в этой области представлена Россия?

– Я могу привести мнение моего коллеги, который сказал, что мы, начав обучать в школе вычислительной технике, получили слой людей (мы начали 20–30 лет назад), которые сегодня на месте. Если в каких-то вещах мы бесконечно отстали, то в программных системах, по крайней мере, не отстали. Сегодня просто надо предсказать, куда направить детей для работы завтра.

– И куда же их надо направить?

– Не знаю. У меня, конечно, есть своя точка зрения, но я не уверен. Задачей завтрашнего дня для меня является изменение принципа работы компьютера, вычислительных устройств, вычислительных систем. Как сегодня реализуется всякая программа? Она отображается на конкретное техническое средство. Грубо говоря, ты планируешь, что эта инструкция будет выполняться здесь, а эта – здесь. Тебе при таком подходе фактически нужно создать планировщик, который сумел бы решить с математической точки зрения NP-полную задачу, то есть задачу, обладающую очень высокой вычислительной сложностью. Надеяться на то, что ты решишь ее оптимально, почти нельзя. Между тем мы из теоретических результатов знаем, что часто случайное управление оказывается не хуже или даже лучше, чем фиксированное управление. Значит, можно попробовать построить вычислительные системы как бы избыточные и организовать недетерминированное распределение заданий.

– Вы говорите про искусственный интеллект?

– Нет, я говорю про создание вычислительной структуры, в которой заложена принципиальная избыточность. Здесь мы, в общем, пионеры. Мой учитель Николай Андреевич Железнов в 60-е годы начал проводить симпозиумы. Они так и назывались – «По проблеме избыточности в информационных системах». Такая система позволяет не расписывать жестко фиксированный планировщик, а пытаться строить планировщик псевдослучайный. Конечно, когда у тебя жестко определено время, в течение которого ты должен все закончить, то реализовать случайное планирование, может быть, и нельзя, но если тебя интересует среднее время выполнения задачи, тут можно пытаться. Когда имеется несколько разных маршрутов вычисления промежуточных результатов, то может получиться, что прошедшие по разным путям промежуточные вычисления окажутся достаточными для того, чтобы решить задачу в целом быстрее, чем если бы они прошли одинаковый путь. Но это завтра.

А в чем конкретно это будет выражаться?

– Просто мы создадим новые вычислительные системы, которые смогут работать быстрее, лучше. Смогут исправлять ошибки. Внося избыточность, вы можете исправить ошибки, которые вы сами внесли или которые внесены техническими устройствами. Вообще, принцип избыточности – это один из ключевых принципов природы. В нас с вами заложено просто огромное количество избыточности.

– Это дает больше выбора?

– Для человека больше выбора, а для системы вроде бы тоже, но она же железная. Я не знаю.

– Одной из главных проблем российской науки до недавнего времени являлся отток наших научных кадров за рубеж. Что происходит сейчас?

– Какое-то время назад был тренд, по крайней мере, к уменьшению отъезда, но думаю, что сейчас отъезд опять увеличивается.

– Из-за экономических проблем?

– Да, из-за экономических проблем. Эти экономические проблемы не от того, что ты не знаешь, как жить, а экономические проблемы из-за того, что тебе сложнее работать. Тебе нужна техника. Математику хорошо – ему ничего не надо. В крайнем случае ему нужен компьютер, а это дешевая техника, а инженеру, физику или химику нужны оборудование, аппаратура.

– Что, на Ваш взгляд, принципиально важно включить в стратегию научно-технологического развития до 2035 года?

– Я не думаю, что в нее надо что-то директивно включать. Сводите правильных людей вместе – и все получится.

Источник: Портал «Стратегия научно-технологического развития России»

Теги: Интервью Крук искусственный интеллект информационные системы