Николас Вонортас

20 ноября 2015

Профессор Университета Джорджа Вашингтона (США).
Интервью взято в ходе работы международной научной конференции «Форсайт и научно-техническая и инновационная политика».

—  Какие, на ваш взгляд, наиболее актуальные вызовы стоят сегодня перед мировой наукой?

—  Главные глобальные вызовы для ученых связаны сегодня с двумя проблемами — окружающей средой и медициной. А в США, где я живу и работаю, очень актуальна, к примеру, тема кибербезопасности. По крайней мере, именно на исследования в этой области сейчас тратится больше всего средств, во многом по причине наступления эры нового Интернета — Интернета вещей (концепция вычислительной сети физических объектов («вещей»), оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой. — Прим.).

—  Насколько применим подход STI (развитие науки в связке с инновациями и технологиями) в России аналогично тому, как это работает в Америке?

—  Хочу сказать, что между США и Россией есть существенная разница. В России до сих пор 70% финансирования научных исследований идет со стороны государства. Между тем подход STI имеет в виду прежде всего инициативу со стороны частного сектора. Государство начинает участвовать только тогда, когда видит недостаток инициативности в той или иной сфере со стороны частного бизнеса. Связано это с тем, что частный сектор имеет короткий горизонт планирования примерно полгода, средний — два года и максимальный — пять лет. Но в некоторых сферах исследований даже пяти лет недостаточно. Таким образом, государство в США участвует в более долгосрочных, более емких проектах. 

Также оно финансирует и фундаментальные исследования — частный сектор не заинтересован в том, на что он не сможет распространять права собственности. Это разделение хорошо заметно на примере финансирования университетов. Да, мы получаем деньги из госбюджета, но не по определению, а выиграв на конкурсной основе тот или иной тендер. Университет, который я представляю, не получает от властей ничего без участия в тендерах. 

Все крупные и известные университеты в США функционируют точно так же — Гарвард, Принстон, Йель Стэнфорд, Чикаго. Там есть очень существенное финансирование из частного сектора плюс они соревнуются за госбюджет.

—  Почему в России бизнес не стремится финансировать научные исследования, как вы думаете?

— Это, честно говоря, меня весьма удивляет. Ведь Россия сильна как раз в нескольких секторах экономики, которые очень связаны с научными разработками. Космос, энергетика, сельское хозяйство, фармацевтика... 

На мой взгляд, причина этого — в отсутствии традиции подобного взаимодействия. Любая инновационная схема имеет свою историю. И здесь, в России, традиция была такова — академическая наука проводила некие исследования и затем передавала полученные результаты промышленности. Эта практика неэффективна, и она должна быть изменена, если российские компании хотят сохранить свою конкурентоспособность. 

Это будет очень полезно и для общества в целом, потому как правительство, каким бы хорошим оно ни было, всегда далеко от реальной жизни, от рынка, чтобы заниматься инновациями.

Источник: Портал «Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации»

Теги: Форсайт науки технологии инновации STI эксперт