Виктор Блажеев: Новые вызовы стали мотивом для развития науки и технологий

1 июня 2016

Виктор Блажеев, ректор Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

– Виктор Владимирович, добрый день! На Ваш взгляд, какие главные вызовы стоят перед Россией сегодня?

– Добрый день! Эти вызовы можно сформулировать, основываясь на выступлении Президента страны на заседании Совета по науке и образованию 24 июня прошлого года.

Во-первых – это вызовы, с которыми сталкивается наше государство в геополитической, экономической, демографической, социальной сферах, в области национальной безопасности, в том числе внешние угрозы и ограничения.

Во-вторых – отставание России от ведущих государств мира в реагировании на стремительные изменения в различных сферах жизнедеятельности общества, в том числе в научно-технической сфере.

В-третьих – это образовавшийся отрыв российской науки от задач развития страны, слабость отечественного научного потенциала, слабая взаимосвязь науки, технологий и инноваций.

– А над какими основными проблемами должна работать российская наука сегодня? Какие сферы жизни нуждаются в компетентной поддержке со стороны науки?

– За последние годы руководством страны утвержден или одобрен целый ряд документов стратегического планирования в области науки. Среди них Государственная программа Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы, Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2030 года и другие программные политико-правовые акты. В них и сформулированы основные проблемы, требующие решения силами отечественной науки.

По моему мнению, проблемой ближайшего будущего необходимо считать проблему разумного импортозамещения во всех сферах. В отдаленном будущем важнейшим приоритетом представляется обеспечение технологического паритета с развитыми странами, а в последующем – технологической независимости Российской Федерации.

Что касается профессиональной поддержки со стороны науки, то в ней сегодня нуждаются все без исключения сферы жизнедеятельности общества. Однако, на мой взгляд, наука должна в первую очередь сосредоточить свой потенциал на трех из них: обороне страны, государственной и общественной безопасности, а также социальной сфере, в частности, на повышении качества жизни наших граждан до уровня мировых стандартов.

– Какие возможности социально-экономического развития есть у Российской Федерации, чтобы обеспечивать решение стоящих перед страной вызовов?

– Огромные природные, людские ресурсы, выгодное географическое положение страны, крепнущее в последние годы единение россиян, растущий патриотизм, увеличивающийся научный потенциал и многие другие объективные факторы вселяют уверенность в том, что Россия преодолеет трудные времена и адекватным образом ответит на все вызовы и угрозы. Кто не верит в это, тот просто не знает Россию и ее народ.

– На Ваш взгляд, какие приоритетные направления исследований и разработок должны быть определены в Стратегии научно-технологического развития до 2035 года в рамках предложенных вызовов?

– Если отвечать на этот вопрос в наиболее общем виде, то в качестве приоритетных направлений и разработок в ней должны получить преобладание инженерные, индустриальные, экономические направления, биологические, медицинские и иные разработки, осуществляемые преимущественно в области естественных и технических наук.

В свою очередь, гуманитарные науки, в том числе юридические, должны обслуживать эти процессы, вырабатывать соответствующий терминологический аппарат, облекать новые общественные отношения в правовую форму, обеспечивать эффективное государственное управление, защиту интеллектуальной собственности и так далее.

– Существует ли сегодня проблема низкой эффективности российского сектора исследований, разработок и инноваций? Что необходимо сделать для устранения этой проблемы? И что необходимо сделать, чтобы повысить привлекательность науки для частных инвестиций?

– Конечно, такая проблема существует. На мой взгляд, в настоящее время она актуализировалась не только потому, что российский сектор исследований, разработок и инноваций пока еще малоэффективен, но и потому, что развитые страны резко прибавили в этом направлении. Ведь все познается в сравнении. Мне представляется, что прежде всего необходима серьезная инвентаризация нашего научно-технологического хозяйства, выявление в нем сильных и слабых звеньев, в том числе путем сравнительного анализа на мировом уровне. Вслед за этим требуется взвешенное определение приоритетов, чему, собственно, и будет посвящена разрабатываемая Стратегия. Успех ее реализации во многом будет зависеть не только от их правильного установления, но и от материального, прежде всего финансового, кадрового, организационного и иного обеспечения. Поэтому нужна сооответствующая государственная программа, или таких программ может быть несколько в зависимости от избранных приоритетов. В период осуществления документов стратегического планирования важно проводить тщательный мониторинг подвижек и фиксацию возможного отставания. Одним словом, необходимы выверенные организационно-правовые и финансово-экономические механизмы, которые охватывали бы все стадии подготовки и реализации реформаторских преобразований в сфере науки и технологий.

Что касается повышения привлекательности науки для частных инвестиций, то здесь одна наука бессильна что-либо сделать. На решение этой задачи должны быть направлены согласованные усилия всех государственных и общественных институтов, а также бизнеса. Пока бизнес в нашей стране будет ориентирован исключительно на решение собственных задач, а не на развитие общества, ничего не получится. Новомодный десятилетие назад тезис о частно-государственном партнерстве в резко изменившихся условиях приобретает новое звучание и стратегическое значение. Наряду с государственной поддержкой научных исследований необходимо разработать систему правовых стимулов для частных инвесторов и обеспечить их надежными гарантиями со стороны государства. Однако если мы не добьемся конкурентоспособности отечественных новаторских идей, проектов, технологий и разработок, инвестиционные потоки, к сожалению, будут распределены не в нашу пользу.

– Насколько эффективна работа российской науки на мировом рынке? На Ваш взгляд, в какой степени наша наука должна присутствовать на этом рынке?

– Ключевое положение России на рынке углеводородного сырья длительное время позволяло нам смотреть на мир сквозь розовые очки и не побуждало к продвижению на мировой рынок собственных конкурентоспособных продукции и технологий. Ровно до тех пор, пока мир не изменился. Жизнь в условиях санкций, снижения цен на нефть и актуализации внешних и внутренних угроз показала, во-первых, нашу технологическую зависимость; во-вторых – невозможность устанавливать свои правила игры в отношениях со странами – технологическими лидерами; в-третьих – неспособность отечественной науки в короткие сроки наверстать упущенное в годы мнимого благополучия. Конечно, не все так плохо. На мировом рынке существуют сегменты, где российское присутствие является если не ключевым, то ощутимым. Это рынок вооружений, коммерческих космических запусков, металлургическая промышленность, строительство атомных и гидроэлектростанций, проектирование и производство ракетных двигателей и многое другое. Однако хотелось бы, чтобы присутствие отечественной науки на мировом рынке было более заметным. Дело в том, что в «лихие девяностые», въехав на «белом коне» в свободные рыночные отношения, мы не адаптировали науку к рыночным механизмам, не смогли остановить «утечку умов» за рубеж и предотвратить другие негативные явления. Интерес к науке в тот период был серьезно утрачен. Реабилитационные процессы только сейчас набирают силу. Мне представляется, что как только нашими общими усилиями наука из просто отрасли знания, во многом развивающейся как «кантовская вещь в себе», превратится в ресурс экономического и социального развития, положительный результат не заставит себя долго ждать.

– Еще хотелось бы услышать Ваше мнение по поводу кадровой ситуации в российской науке. Какие тенденции в этой сфере должны учитываться при разработке Стратегии?

– Руководством государства неоднократно подчеркивалось, что в стране не хватает специалистов с естественно-научной и физико-математической подготовкой, а также других специалистов для работы в области науки и технологий. Эта проблема, к сожалению, пока не решена. Представляется, что одним из оптимальных путей устранения существовавшего ранее «водораздела» между гуманитарным и техническим образованием является объединение классических университетов и технических вузов, как, например, произошедшее слияние Самарского государственного университета и Самарского государственного аэрокосмического университета. Полагаю, что целям интеграции образования, науки и инновационной деятельности послужит и присоединение Государственного университета управления к нашему Университету.

При разработке Стратегии научно-технологического развития России важно учесть, что реализовывать ее придется поколению сегодняшних школьников. Это означает, что интерес к научному и техническому творчеству им необходимо прививать со школьной скамьи. Кроме того, должны претерпеть соответствующие изменения и образовательные программы вузов. Компетентностный подход в них должен быть гармонизирован с развитием творческих способностей студентов.

– В чем сегодня отличие государственной политики в отношении науки от той, которая была при СССР, в 90-е годы прошлого и в нулевые годы нынешнего века? На Ваш взгляд, в какой период связка науки и государства работала наиболее эффективно?

– Начну, пожалуй, со второго вопроса. На мой взгляд, связка науки и государства работала наиболее эффективно в советское время.

Во-первых, социалистическая административно-командная система хозяйствования и управления в полной мере распространялась и на научный сектор народного хозяйства, что, может быть, считается сегодня не вполне нормальным.

Во-вторых, лучшая в мире система образования и подготовки научных кадров, притом что во времена СССР утечка за рубеж «умов» или, как еще говорят, «мозгов», была практически невозможна, а имевшие место отдельные случаи расценивались как диссидентство, как предательство Родины.

В-третьих, поскольку в советский период наука могла рассчитывать только лишь на помощь государства, постольку она отвечала ему взаимностью, беспрекословно выполняя его директивные установки и заказы.

В-четвертых, коммунистическая идеология и пропаганда, соответствующие правосознание, патриотизм, чувство коллективизма и другие факторы служили в качестве своеобразных скрепов науки с государством.

В-пятых, умение руководства страны ставить перед наукой четкие, понятные задачи, всесторонне обеспечивать их решение, стимулируя труд ученых. В 90-е годы прошлого столетия ситуация резко изменилась. К сожалению, в худшую сторону. С распадом СССР наука стала немодной и, по существу, превратилась у «рыночной» России в «падчерицу». Гораздо современнее считалось торговать. Со снятием «железного занавеса» и сокращением финансовых обязательств государства перед наукой многие видные ученые предпочли уехать из России. В эти «лихие», как их называют, годы у определенной части населения деформировалось правосознание, расцвел пышным цветом правовой нигилизм, получил гипертрофированные формы потребительский образ жизни. На мой взгляд, в этот тяжелый переходный период наука выжила благодаря ученым-патриотам, ученым-государственникам, преданным своему делу и Отечеству.

Период с 2000 года и по настоящее время можно считать для отечественной науки периодом ренессанса. Не буду перечислять научные достижения российских ученых, ставшие за последние 15 лет достоянием не только нашей страны, но и всей мировой цивилизации. Это общеизвестные факты.

Многое сделано в части создания условий для научного и научно-технического творчества: созданы федеральные университеты, инновационный центр «Сколково», совершенствуется система грантов, правовых и экономических стимулов и так далее. Давно перестало быть просто фигурой речи словосочетание «частно-государственное партнерство». Новые угрозы и вызовы нашей стране стали дополнительным побудительным мотивом для опережающего или хотя бы адекватного развития науки и технологий, свидетельством чему – решение о разработке соответствующей Стратегии. Вот уж поистине – нет худа без добра!

– Что дает больший результат для развития науки и ее результативности – значительные денежные вливания или ясные задачи со стороны государства?

– Полагаю, что однозначного ответа на этот вопрос быть не может.

Во-первых, союз «или» в нем не вполне корректен, поскольку важно и то, и другое. Слабая государственная поддержка науки и невнятно поставленные перед ней задачи одинаково плохо влияют на развитие науки и результаты научных исследований.

Во-вторых, многие научные исследования, особенно фундаментальные, инициируются самими учеными и напрямую не связаны с задачами, поставленными государством. Результат в них часто непредсказуем, сильно отложен по времени, а нередко и отрицательный результат – тоже результат. В определенной мере это относится и к инновационной деятельности, где поисковое исследование вначале приводит к идее, озарению. Затем, пройдя весь жизненный цикл от проектирования, изготовления и испытания, результат научного исследования получает одобрение и финансовую поддержку государства или другого инвестора и ставится на производство.

В-третьих, если мы говорим о науке, финансируемой только государством, ответ на поставленный Вами вопрос будет одним. Если речь идет об исследованиях, осуществляемых в рамках частно-государственного партнерства, ответ будет другим. А в случаях проведения исследований по заказу, например, коммерческой организации, что становится достаточно распространенным явлением, ответ будет третьим. Кстати сказать, некоторые крупные инвесторы – бизнес-структуры стали создавать в своих компаниях собственные научные подразделения. Это хорошее явление, способствующее многомерному и многовекторному развитию науки и технологий в нашей стране.

– Каким Вы видите развитие отношений между наукой и государством в России через 10, 15 лет?

– Полагаю, что за это время наука из «падчерицы» должна превратиться в «любимую дочь» государства. Но этот процесс не может быть односторонним и заключаться лишь в государственной поддержке науки. Это тупиковый путь, порождающий иждивенческие настроения в научном сообществе. Наука должна идти навстречу, отвечать взаимностью. Она должна перестать развиваться «в себе и для себя», а трансформироваться в эффективный инструмент процветания личности, модернизации рыночной экономики, всех государственных и общественных институтов. За этот период необходимо по-новому осмыслить подзабытый тезис о «связи науки с производством» и добиться того, чтобы производство тяготело к науке, а наука радовала производителей своими инновационными разработками, конкурентоспособными на мировом рынке продукции и наукоемких технологий.

Источник: Портал «Стратегия научно-технологического развития России»

Теги: Стратегия научно-технологического развития России Стратегия НТР наука технологии инновации российская наука вызовы импортозамещение