Мария Белова: "Сегодня нефтегаз предъявляет к науке достаточно серьезные требования"

21 июля 2016

Мария Белова, старший аналитик VYGON Consulting


– Мария Андреевна, сейчас прошло заседание по группе формирования новых наукоемких индустрий. И хотелось бы спросить о том, какие проблемы в сфере нефти и газа сейчас существуют, и какие из них могут быть решены за счет науки?

– Первая проблема, скажем так, насущная – это достаточно низкие цены на энергоресурсы относительно предыдущих пятнадцати лет. И это ставит перед глобальной нефтегазовой отраслью важный вопрос относительно того, как продолжать быть конкурентоспособными в условиях неблагоприятной ценовой конъюнктуры. И как вводить новые проекты для того, чтобы продолжать удовлетворять имеющийся и, возможно, будущий спрос на углеводороды. И не сформировать нехватку ресурсов в случае, когда компания отказывается от инвестиций.

Соответственно, к науке здесь предъявляются достаточно серьезные требования: как помочь ТЭКу быть экономически эффективным, то есть как добывать более экономически эффективно. Хотя даже можно начать с того, как наименее дешево искать нефть. То есть это сейсмика, это геологоразведка, целый комплекс наук.

Вторая проблема – это вызов со стороны спроса. Вернее, существующая сегодня неопределенность в том, как будет далее развиваться спрос на традиционные ресурсы – нефть и газ. Похоже на то, что парадигма постоянно растущего спроса на углеводороды – прежде всего на нефть – себя исчерпала. И в связи с развитием и благодаря той науке, которая действует на стороне спроса на энергию, появляются более энергетически эффективные и альтернативные технологии.

Очень наглядный пример здесь – это коммерциализация электромобилей, соответственно, уход от традиционных автомобилей с двигателями внутреннего сгорания на бензине и дизеле. Здесь наука играет и на стороне спроса, и на стороне предложения – и там, и там к ней повышенный интерес.

– На Ваш взгляд, должна ли быть какая-то особая поддержка со стороны государства для того, чтобы развивать именно инновации в сфере добычи нефти и газа?

– Если мы посмотрим мировой опыт, прежде всего, успешный мировой опыт, увидим, что такие страны, как США и Япония, поддерживают те технологии, которые пока находятся на грани. Они начинают их продвигать, прежде всего, за счет бюджетного финансирования.

На самом деле тут все очень просто: отрасль, которая нацелена на быструю окупаемость и желательно на окупаемость без высоких рисков, не очень охотно сама инвестирует. Поэтому у всех на устах сланцевая революция. В принципе, считается так, что сланцевую революцию в США сделали малые инновационные компании. Но если мы заглянем в прошлое, чуть глубже, чем начало 2000-х годов, то мы можем увидеть то, что американское правительство начало инвестировать в технологии добычи сланцевого газа еще в середине 1980-х годов, и его миллиарды долларов. И только после этого у частных компаний появился к этому интерес и они довели эти технологии уже до промышленного использования. В общем-то, они сейчас наслаждаются результатами науки, которая была финансово поддержана государством на начальном этапе.

– А наши крупные газовые и нефтяные компании, на Ваш взгляд, достаточно ли вкладывают в инновационное развитие?

– Я думаю, что тут сложно сказать однозначно. Сами компании вам однозначно ответят, что да, они достаточно много средств вкладывают в те перспективные разработки, которые им интересны. Я думаю, что если бы на аналогичный вопрос отвечал представитель правительства, наверно, ответ был бы таким, что они не очень удовлетворены существующим объемом корпоративного финансирования. Но поскольку это вопрос частных инвестиций и частных компаний, тогда здесь нужно это отдавать им на откуп. Опять же международный опыт, то есть опыт крупных нефтегазовых корпораций, учит нас тому, что эти компании осуществляют научно-исследовательские разработки и в области, которая альтернативна нефтегазовым технологиям.

– Спасибо!


Источник: Портал «Стратегия научно-технологического развития России»

Теги: Мария Белова